ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ

ПРО ЧИСТКУ ЛИЦА

За годы работы в области эстетической медицины мне на консультациях приходилось слышать много разных мнений по поводу профессиональной чистки лица. Существует много мифов, домыслов, предубеждений и сомнений по данному поводу. Попробуем в этом разобраться.

ЧИТАЕМ ПО ЛИЦУ

Ваша кожа часто отражает ваше внутреннее здоровье, поэтому, анализируя, где акне появляется на вашем лице, вы можете понять, что вызывает высыпания, и предотвратить их появление. Учимся «ЧИТАТЬ ПО ЛИЦУ» вместе с заведующей отделением косметологии AVRORACLINIC - Чевычаловой Марией Михайловной.

НАШИ СПЕЦИАЛИСТЫ

Сактанова Майя

мастер ногтевого сервиса

Чевычалова Мария Михайловна

Заведующая отделением косметологии AVRORACLINIC врач-дерматовенеролог, косметолог, действительный член WOSIAM (международное сообщество междисциплинарной эстетической и антивозрастной медицины), WOSAAM (международное сообщество антивозрастной медицины и IHS (международное эндокринологическое сообщество), действительный член Российской Ассоциации врачей интегральной превентивной и антивозрастной медицины «ПревентЭйдж

Комарова Наталия Архиповна

врач-дерматокосметолог, специалист по лазерной косметологии.


A v r o r a c l i n i c . ru - отделение стоматологии

НАЛЕВО ПОЙДЕШЬ - СЕБЯ ПОТЕРЯЕШЬ.

С директором AVRORACLINIC Лианой Давидян не поспоришь: оказаться в Мексике среди кактусов и без ориентиров — то еще удовольствие… Хотя, конечно, удовольствие. Но вот какая штука: надо выбрать. Или искать колею, проложенную кем-то другим, или свернуть и проложить собственную. Лиана свернула. Вроде бы. Сами посудите.

Пятый день поездки оказался самым сложным. Мексиканская прерия не самое населенное место, но в предыдущие дни на пути встречались довольно экзотичные поселки, где хотя бы можно было сделать привал и поесть. Встречались — это громко сказано. Маршрут был проложен так, чтобы в них попасть засветло. В первый день это был поселок-рай серфингистов на берегу океана, от которого пришлось улепетывать на машине во время стремительно начавшегося прилива. Это только на отретушированных фотографиях красиво смотрится солидный внедорожник, как бегемот выезжающий из воды. В реальной жизни брызги и пропадающее сцепление колес с дорогой создают экстраординарные эмоции. Этакое УХ!, когда физически ощущаешь, как сердце мигрирует по телу, а автомобиль живет своей жизнью. Утратив чувство контроля, ты отдаешься во власть невидимой колеи, не сопротивляясь, а чутко подстраиваясь под ее подсказки.

На второй день обед был запланирован в рыбацкой деревне на берегу моря Кортес. Нереальные в своей убогости домишки, сколоченные из старых автобусов и невесть как попавших туда деталей, отдаленно напоминающих пенопласт и шифер, служили обрамлением настоящему футбольному полю. С воротами, разметкой и самозабвенными юными футболистами, которые, бросив мяч, облепили караван «рэндж-роверов» с наклейками на всех языках и стали громко и размашисто клянчить что-то. Среди участников группы только механик Диего сохранял хладнокровие. Остальные вскрыли багажники и раздали все, что составляло так называемый сухой паек: шоколад, прессованные мюсли, сухофрукты, орехи, чипсы и даже мятные леденцы. А зря, потому что деревенская школа, в которой нас обещали покормить горячим обедом, оказалась закрыта, а найденный недалеко безмятежный повар, больше смахивающий своей внешностью на кока, сообщил, что электричества нет уже два дня, печи холодные, а холодильники, наоборот, теплые, поэтому готовить нечего и не на чем. Спас нас юный наркодилер, подъехавший на новехоньком черном тонированном пикапе GMC. Любопытство с его стороны и доверие с нашей оказались лучшим компасом, заменившим «ослепший» гуглмэп. Под колесами хрустели рассыпанные по всей земле ракушки, а мы дружным слегка настороженным послушным рядком следовали по лихо прокладываемой им колее до не обозначенного ни на каких картах «приюта путешественников».

 

Третий день начался с того, что мы выбились из графика. А потом лихорадочно стали нагонять, что привело к стремительно пустеющим бензобакам. Пришлось отклониться от маршрута и съехать для дозаправки. Рядом был вполне цивилизованный и немаленький по местным меркам городишко, в котором появившиеся невесть откуда автомобили с американскими номерами и русскими водителями произвели настоящий фурор. Еще не опустились на стол тарелки с аутентичным пышущим непередаваемым ароматом фахитас, как крошечную таверну стали заполнять совершенно карнавально одетые ранчеро. Сапоги со шпорами, белые рубашки с тонким гастуком-боло, шляпа, фантастические усы и взгляд с прищуром. Завершался этот «look» настоящим кольтом на поясе с одной стороны и свернутым в характерную петлю кнутом — с другой. Казалось, сейчас послышится команда «Камера! Мотор!», но все это было всамделишное, настоящее, увиденное только потому, что мы свернули с намеченной колеи.

 

Четвертый день проходил строго по запланированному маршруту. В полдень встреча с вооруженными до зубов пограничниками, которые тщательно досматривали и потрошили чемоданы любого, кто пересекал местную границу штатов, а потом долгая и пыльная поездка вдоль строящейся дороги. Стройка эта усилила эффект бездорожья, дополнив природное буйство умыслом человека. Преодолев все препятствия, не проколов ни одного колеса, но наглотавшись пыли, мы прибыли в залив непуганых пеликанов. В буквальном смысле этого слова. Изумительной красоты чаша залива служила местом проживания пеликанов, которые изредка видели людей, прилетающих к ним на железных птицах, и потому принимали их за своих и не боялись. Вдоль берега стояли припаркованные «сессны», «джеткрузеры», «аэроспейсы» и какие-то малоизвестные американские «самоделкины». Никакого, даже туманного следа дороги к этому райскому месту не было. Но когда есть желание, то можно подняться над стереотипом и проложить путь по небу.

Тот самый пятый день изначально был запланирован сложным. Пересечь поперек и одновременно по диагонали безлюдную, населенную грифами и варанами Южную Калифорнию и постараться уложиться в восемь-девять часов за рулем. Как ни удивительно, но дважды на протяжении этих беспрерывных часов нам навстречу выскакивали совершенно безбашенные водители. Сначала это была парочка разрисованных багов с бородатыми татуированными бугаями, с головы до ног покрытыми бурой пылью. Они улыбались нам во весь рот, заполненный песком, и поднимали вверх руки в характерном победном жесте. Удовольствие, получаемое ими от дороги, выглядело очень сомнительно, но поразил неизгладимо одинокий мотоциклист, выехавший несколько дней назад из Сан-Диего, ночевавший в пути иногда под открытым небом и абсолютно счастливый в своем блаженном мироощущении, когда нет необходимости следовать колее, а лишь настроению.

 

К вечеру этого длинного и, честно говоря, изматывающего дня впереди идущая машина с вечно девиантными депутатом какого-то северного края и его помощником нарушила самое заветное правило каравана: при любом повороте убедись, что тебя видит следом идущий автомобиль. Надо сказать, что это правило он нарушал постоянно, и вместо того, чтобы соблюдать комфортную дистанцию и не скрипеть дворниками по стеклу из-за летящего из-под колес песка, я держалась бампер к бамперу и ругала его вслух всеми литературными словами, которые есть в моем лексиконе. Но тут водителю замыкающего автомобиля приспичило забежать за кустики, и мне пришлось сбавить скорость. Через несколько минут я на своей шкуре поняла, как мучился выбором Иван-Царевич. «Направо пойдешь — коня потеряешь, себя спасешь; налево пойдешь — себя потеряешь, коня спасешь; прямо пойдешь — и себя, и коня потеряешь».

 

Представьте себе: Мексика, прерия, сумерки, вокруг только кактусы и алоэ, земля — это слой мелкодисперсного песка, складывающегося в причудливые узоры из-за сильного ветра, и… развилка. Никакого ориентира, даже намека. Попытка докричаться по рации и спросить этого нехорошего человека, куда он свернул, бесполезна, потому что, во-первых, все в эфире трещит, а во-вторых, он уже сворачивал налево-направо пару раз, и на каком именно мы повороте, знает только самодовольный гриф, сидящий на кактусе.

Иногда в жизни случаются моменты, когда ты должен отринуть все земное и прислушаться к Вселенной. Там, в этом до сих пор необъяснимом пространстве, хранится Знание о той колее, которую тебе предстоит выбрать. И только от тебя зависит, готов ли ты принять этот выбор. Конечно, намного легче путь, когда ты следуешь по проложенной кем-то колее. Но жизнь окрашивается совершенно другими красками, когда ты сам ее создаешь. Растерянность, сомнение, обида, раздражение, страх, ступор — все это стремительно сменяется, когда ты теряешь ориентир. А потом наступает минута вселенского спокойствия и открывается ПУТЬ.

Журнал РУССКИЙ ПИОНЕР, февраль 2020г.